Перевод выступления David J. Dumais

Автор: David J. Dumais

Дэвид Дюмэй, коллега и ученик Гарольда Штерна. На конференции, организованной в память учителя, решил описать процесс обучения современных психоаналитиков Гарольдом, его смысл, цели. Наблюдая за стилем преподавания Гарольда, он попытался объяснить себе и нам, каким образом происходило обучение современного аналитика в интерпретации Гарольда Штерна.

Представляем текст выступления Дэвида на конференции «Гарольдовские чтения — 2021».

Дорогие, коллеги, я так рад сегодня быть с вами. Вижу много лиц, которых уже давно не видел. Сегодня я собираюсь говорить о стиле Гарольда Штерна в преподавании современного анализа.

Стиль обучения Гарольда может быть описан многими способами. Свободно текущий, хаотический, непредсказуемый. Но при ближайшем рассмотрении, его обучение следовало одновременно и теории, и практике современного анализа.

В процессе терапии современный аналитик всегда начинает с того, что старается реактивировать изначальные дисфункциональные пути, или паттерны, пациента.

Самая важная часть этой реактивации — это средней терпимости уровень фрустрации. Терапевт должен найти оптимальный уровень стимуляции, необходимый для каждого пациента, отражая цели раннего родительства, обеспечивая оптимальный уровень «кормления», время «кормления», с целью обеспечить развитие переноса. Происходит настоящее пробуждение ранних отношений, в которых пациент повторяет важные паттерны своей жизни.

В учебной аудитории Гарольд использовал те же техники со своими студентами. Тщательно отслеживал кормление. Никогда не был чересчур поддерживающим. Всегда сохранял уровень средней фрустрации.

Он часто заявлял, что группа будет обсуждать конкретную статью, и останавливался. Спрашивал, как кто-то себя чувствует. Другого — что ел на обед. Сидел в молчании, смотрел вокруг. Даже спрашивал кого-то, как проходит группа, как он считает.

Когда я впервые приехал в Санкт-Петербург, чтобы преподавать с Гарольдом, мне было очень некомфортно от его стиля обучения. Я был встревожен тем уровнем агрессии, который он возбуждал в группе. Как это может быть полезно? И Гарольд мне говорил: Дэвид, я, конечно, мог бы пройтись по этой статье и обсудить главные моменты в ней, но лучше я дам им опыт, переживание. Он предпочитал давать группе опыт эмоциональной коммуникации здесь и сейчас в переносе. Ему не было интересно читать левополушарную, рефлективную, дистанцирующую лекцию. Он предпочитал давать контперенос, перенос, наполненную чувствами коммуникацию о материале. И цель, как и в терапии, была в том, чтобы разрешить сопротивление студентов к выражению всех их чувств и мыслей и привести учеников к тому, чтобы говорить все.

В конце концов, кто-нибудь в классе оказывался достаточно фрустрирован, чтобы начать говорить и ответить Гарольду. И тогда, так же как и в терапии, Гарольд внимательно отмечал, каким именно образом студент установил с ним контакт.

Выдвинул ли студент требование? Задал ли вопрос? И степень, до которой студент установил контакт с Гарольдом, говорила Гарольду об уровне нарциссизма или объектности студента и группы в этот момент.

Другая концепция, которую Гарольд взял у современного анализа и использовал в преподавании современного анализа — это индуцированный контрперенос. Современные аналитики долгое время настаивали на чрезвычайной важности использования индуцированных контрпереносных чувств в своей работе. В таких состояниях границы Эго очень расплывчаты, и аналитик переживается как часть пациента.

Гарольд часто работал с большими группами, и независимо от того, какое было доминирующее чувство, оно было индуцировано в его контрпереносе. И в один из моих приездов Гарольд остановил дискуссию прямо посередине и спросил у одной из студенток, что она чувствовала. И студентка ответила, что она думала об одном из своих психотических пациентов и чувствовала, что в большой группе она может сойти с ума. И Гарольд сказал, что у него есть великолепная идея, и что сейчас он проведет демонстрационную группу для психотиков. Этого не было в расписании, это был совершенный сюрприз. Предполагалось, что я начну лекцию сразу после того, как Гарольд закончит, и я не собирался рассказывать ничего, что было связано с психотическим функционированием. Но Гарольд слушал чувства, которые были в нем индуцированы. Он спросил студентов, и все, кто захотел принять участие, выдвинули свои стулья в центр комнаты и сформировали группу.

Каждый должен быть изобразить психотического пациента из своей практики. Группа, которая последовала, была сумасшедшим, разъединенным хаосом. Но Гарольд сидел там, ведя группу в состоянии благословения.

Кернберг говорит о важности регресса с пациентом, чтобы понять те аспекты эмоционального функционирования, которые не могут быть выражены словами. Гарольд был в этом очень квалифицирован. Он никогда не боялся принять проекции и восприятия членов группы. В следующий час он произвел блестящую демонстрацию того, как ведущий группы использует защищающие Эго (Эго-изолирующие) техники:
— контактное функционирование
— объектно-ориентированные вопросы
— присоединение
— отзеркаливание

Хотя я мог быть сбит с толку такой демонстрацией, я понимал, что пациенты получили очень богатый, значительный опыт. И какие бы психотические чувства ни были индуцированы в группе фрустрирующим стилем Гарольда, они были адресованы и разрешены.

Присоединене и отзеркаливание — этими двумя могущественными путями Гарольд работал со своими студентами, особенно во время супервизии. Марголис говорит о том, что присоединение и отзеркаливание доносят до пациента, что аналитик с ним согласен. Он говорит, что если аналитик находится в резонансе с пациентом, тогда его коммуникация, будучи направленной на буквальное сообщение пациента, в то же самое время задействует бессознательные эмоции, спрятанные за ним.

Один студент описывал клиента, с которым он работал, успешного финансиста. Клиент вкладывал и терял огромные суммы денег в инвестициях каждый год. Каждый раз, когда клиент делал много денег, он испытывал внутренний конфликт, потому что чувствовал, что бесполезен. И тогда клиент находил способы «инвестировать» и потерять все свои деньги. Студент-терапевт считал, что у него хороший контакт с этим пациентом, но он не мог помочь клиенту когда-либо расплатиться со своими долгами. И он спросил Гарольда, как ему справляться с этим клиентом. Без всякой даже паузы, чтобы подумать, Гарольд сказал: я скажу вам, что нужно сделать. Скажите ему, что вы будете работать еще год, и если вы поможете ему остаться со своими деньгами, тогда он должен будет заплатить вам 10 процентов от всего, что будет на его счете на конец года. Позже я спросил Гарольда, как ему пришла в голову эта идея. Он с улыбкой ответил, что у него возник образ этого пациента в сознании, и подумал, как бы я мог к нему присоединиться. Единственный способ, которым клиент мог быть привязан к терапии, была азартная игра; если что-то можно выиграть или потерять по договору.

В другом случае студент рассказывал о ведении группы, которая шла очень хорошо, но многие участники группы с большой неохотой оплачивали сессии. Тогда Гарольд сделал демонстрационную группу для людей, которые не любят платить за терапию. В течение следующего часа Гарольд сидел с этой группой и буквально повторял одни и те же девять слов:

«Да, но каким образом я мог бы получить оплату?».

Одна женщина в группе сказала, что она очень больна, и у нее нет достаточного количества денег для оплаты.

Гарольд сказал: «Да, но каким образом я мог бы получить оплату?».

Другой участник говорил об уходе за своей престарелой матерью. И снова Гарольд повторил: «Да, но каким образом я мог бы получить оплату?».

Другой участник пожаловался, что он потерял работу. Гарольд ответил: «Да, но каким образом я мог бы получить оплату?».

Постепенно я начал понимать, что Гарольд отзеркаливал погруженность участников в себя и их уверенность в своем особом праве. И это отзеркаливание поведения пациентов позволило членам группы увидеть себя по-другому и разрешить сопротивление пациентов говорить о настоящих проблемах перед лицом участников. У них была глубокая нужда в зависимости и желание, чтобы о них позаботились.

Филлис Мидоу однажды сказала: «Чтобы успешно работать с пациентами, необходимо желание идти за пациентом эмоционально куда угодно, везде, в то же время, поддерживая у себя зрелое Эго, которое предохранит аналитика от проживания опыта, не препятствующего взрослению».

Гарольд часто демонстрировал горячее желание идти в непредсказуемые и даже потенциально опасные эмоциональные места со своими студентами.

Однажды он рассказал историю о том, как он вел группу с пациентами психиатрической больницы. У него было одно правило для участников: им нельзя было покидать группу после того, как она началась. В этой группе было очень много агрессии, и пациенты горько жаловались, что он пытается контролировать их поведение, и хотели быть свободны делать все, что им захочется. Гарольд спокойно говорил им, что никто не может покинуть группу после того, как она началась. Нужно подождать, пока группа закончится. Один участник, который спорил с Гарольдом, в конце концов встал и собирался покинуть помещение. Гарольд поднялся со стула и физически попытался усмирить пациента и заставить его вернуться на свое место. В итоге они буквально боролись на полу, и пришла охрана больницы, чтобы остановить драку.

На следующей встрече группы этот самый участник заявил, что-то, что Гарольд сделал для него, было для него очень важно. Никто раньше, сказал он, не думал о нем, и он никогда не чувствовал, что его так понимают и так ценят.

Гарольд был выдающимся учителем. Он поддерживал постоянный диалог со своим бессознательным и с бессознательным окружающих его людей. Он верил в обучение как эмоциональный опыт более, чем дидактический. Он воплотил в себе то, чему современный анализ может научить аналитический мир:
— как использовать различные техники в терапии за пределами обычных интерпретаций;
— он понимал, что эмоциональная коммуникация — это основа работы с регрессировавшими и нарциссическими состояниями и пациентами, и со студентами тоже.

Эмоциональные интервенции, сделанные здесь и сейчас в переносе, имели власть обучать и вдохновлять и достигать понимания, которое недоступно словам.

Я должен признаться, что я не всегда его понимал. Иногда я не понимал, чего он хочет достичь своим преподаванием. Но я мог чувствовать силу того, как он использует техники современного анализа в образовании.

Спасибо!

Перевод: Психологический центр SmartPsy

Вверх