Конференция «Подводные камни обучения психоаналитической терапии»

Принимали участие в конференции «Подводные камни обучения психоаналитической терапии».

Тема доклада «Тернистый путь в психоаналитическое общество». Виктор Фогт поделился своим личным опытом прохождения пути в психоаналитическое общество и поднял вопросы, на которые так и не нашел ответы. Не смотря на многие сглаженные углы первоначальной версии доклада, он был оценен слушателями, как «смелый» и «зрелый».

Текст доклада:
Я расскажу о своем личном пути в психоаналитическое общество и о вопросах, которые на этом пути возникли и пока остались без ответов. Обозначенные в докладе профессиональные общества — это не какое-то конкретное общество, а собирательный образ.

Начнем.
В моем случае, тернистый путь в психоаналитическое общество начался с парка 300-летия в Санкт-Петербурге. Я периодически там гулял и размышлял о смысле жизни и моем месте в этом мире. Тогда я уже понимал, что моя работа экономистом мне абсолютно не интересна и попросту скучна. И вот однажды, теплым летнем вечером я вновь бродил по парку и ко мне в голову пришла сверх ценная идея.

Я подумал, что смысл жизни лучше всего рассматривать со стороны всего человечества. То есть «для чего мы, люди, существуем на этой планете». И я понял! Ни для чего! Мы просто живем и просто развиваемся. И этот процесс развития мне показался довольно интересным. Свое место я решил искать именно в этом процессе.

С детства я прекрасно помню, что «все профессии нужны, все профессии важны». Но хочется же быть немного нужнее и немного важнее. И так, шаг за шагом, мысль за мыслью, я пришел к выводу, что фокусироваться нужно на 3 областях: наука, здоровье и образование. Первое отмелось сразу за личным неинтересом.

Преподавать что-либо, на мой взгляд, довольно ответственное занятие, нужно сначала самому приобрести побольше знаний. А область здоровья я поделил на 2 части: на врачебную деятельность и на деятельность в сфере психического здоровья. Во врачебной мне ничего не святило — образование только очное и очень долгое. Я прекрасен, но уже не столь молод для длительного очного образования, потому однажды, я вернулся с работы аж на пол дня раньше и поехал поступил в Восточно-Европейский институт психоанализа.

Обучение в ВЕИПе мне нравилось: щедро делились клиническим опытом, много интересных преподавателей, мало неинтересных преподавателей, классная и дружная группа.

В ходе обучения пропало несколько предметов, лично я запомнил пропажу центральной нервной системы, что, в целом, тогда меня порадовало, ведь не надо учить все эти дендриты и аксоны. Но сейчас я чувствую нехватку этих знаний, приходится их где-то искать дополнительно. И на сегодняшний день, я считаю этот предмет необходимым для лучшего понимания принципов работы центральной нервной системы и головного мозга. Так как это напрямую связано с психическими процессами, с которыми мы работаем.

Вторая проблема в том, что после обучения я не чувствовал необходимости в дополнительных знаниях и считал, что вполне достаточно просто получить свой опыт как психоаналитик и что важно проходить регулярные супервизии и свою терапию. И всё! В совокупности с пропажей центральной нервной системы, я считаю это огромным подводным камнем обучения психоаналитической терапии.

Учеба подходила к завершению, я уже практически полностью пропитался духом одного из профессиональных сообществ. К концу обучения казалось, что без вступления в него невозможно работать, без него ты не профессионал. Как-то на мой вопрос преподавателю «зачем вступать» я получил простой ответ «Это не обязательно, вы можете не вступать. Общества нужны для профессиональной идентичности». Окей.

Учеба закончилась, я член профессионального сообщества, у меня свой кабинет, клиент идет, жизнь кипит. Через два месяца разваливается сообщество и на этот развал я смотрю уже изнутри, вижу как себя ведут некоторые личности. И в этот момент у меня зародилось сомнение: «а нужно ли мне с таким профессионализмом идентифицироваться и не попал ли я в ситуацию отыгрывания чего-то, куда я не посвящен».

Еще в институте мне рассказывали про личность психоаналитика, как про высоконравственную, интеллектуальную, которая всем всегда пример, к которой хочется стремиться и быть как она. Но похоже, это только идеальный мир учебника. Все мы люди со своими достоинствами и недостатками. Ну и в конце концов, это внутренние разборки сообщества, которые мало заметны клиентам. А потому меня они мало волнуют.

В первую очередь меня волнует то, какой пример я, как психоаналитик, показываю своим клиентам. Психоаналитики ведь как родители, они должны показывать образец достойного, правильного поведения: «на красный не ходи — это опасно», «убивать плохо — будешь вечно гореть в аду!» и т.д. В общем, учить правилам, границам, где заканчивается собственная свобода и начинается свобода кого-то другого. Такие правила, обычно есть и в самих сообществах, они называются «Этический Кодекс». И, я думаю, в каждом прописано, что член организации обязан соблюдать границы — «законы страны, в которой живет» — это цитата из одного кодекса.

В этом месте у меня возникают несколько острых вопросов:
Первый касается обстановки в мире, а именно пандемии и ношения средств индивидуальной защиты. Вообще защитные средства очень помогают в предотвращении распространения заразы. Но почему-то ими все равно часто пренебрегают, тем самым подвергая опасности здоровье себя и других.
Но речь даже не о масках — к ним можно относиться по-разному. А о том, что в период пандемии написали законы, где прописали обязательство ношения защитных средств.

Здесь возникает вопрос. Этично ли ведет себя психоаналитик в ситуации, когда он продолжает терапию (выполняя свой долг), но при этом пренебрегает правилами безопасности, не надевает маску на очном приеме, продолжает прием при симптомах ОРВИ и в жесткий карантин, подвергая угрозе заражения себя, своих клиентов и коллег. А так же показывает пример, что не все правила нужно соблюдать, но настаивает на соблюдении своих правил: приходить вовремя, платить и т.д. Как разобраться клиенту? И как специалистам, только входящим в профессию разобраться на кого ориентироваться: на тех, кто соблюдает правила и работает онлайн или же на тех, кто считает, что многими правилами можно пренебречь, если так удобно самому терапевту.

Следующая проблема, с которой я столкнулся, входя в профессию – это оплата моих услуг. В институте не был подробно разобран вопрос, каким образом принимать оплату. А ведь это очень важный момент, который связан и с процессом терапии, и с существующим законодательством.

Многие начинающие коллеги, которые получили неясное представление о том, что этично и обязательно принимать оплату официально, приходят к выводу, что эффективней и комфортней для обеих сторон принимать оплату без кассы, основываясь исключительно на доверии. Притом сам институт работает официально.

Конечно, наши отношения с клиентами доверительные, но многим клиентам оказывается важно, что терапевт придерживается правил, платит налоги и готов не только получать, но и отдавать. Возможно, людям состоящим в сообществе важно делать на этом акцент, для того, чтобы молодые специалисты более четко ориентировались в данном вопросе.
У кого есть вопросы – готов подсказать, как официально организовать этот процесс. Мы разобрались и готовы поделиться опытом.

В целом, я считаю психоаналитические профессиональные сообщества нужными и важными. Но необходимо, чтобы в профессиональном сообществе, прежде всего, было стремление к поддержке молодых специалистов, притом не номинально, как часто бывает, а реально. Залог развития профессионального сообщества – это профессиональная эволюция. Подразумевающая, что каждое последующее поколение специалистов становится лучше, профессиональней, успешней, основываясь на знаниях и опыте предыдущего поколения специалистов.

В реальности всё часто сводится к «детскому столу» — к разделению поколений психоаналитиков. Есть взрослые, есть дети, притом дети совершенно разного возраста — некоторые уже давно старше взрослых. Хочется спросить: «Доколе?..»

Разделение есть и по часам. Можно согласиться с количеством часов обучения, супервизий и практики, но деление специалистов по часам тренингового анализа, на мой взгляд, достаточно сомнительное. Один человек функционирует в жизни достаточно хорошо и через, например, 50 часов он уже достаточно свеж и здоров, а другому человеку необходимо потратить на терапию всю свою жизнь и этого окажется мало. Честно говоря, мне даже интересно узнать анамнез того человека, кто такой критерий придумал, почему именно столько часов.

Еще одной колючкой на моем пути, можно назвать отсутствие четких критериев, для понимания, как можно выйти из сообщества, чтобы это было этично.

Я просмотрел несколько профессиональных сообществ. И прекрасно понял, что нужно сделать, для того, чтобы вступить в него: разработаны формы, которые нужно заполнить и отправить на конкретный адрес электронной почты; описаны требования для кандидатов в сообщество; куда и сколько платить. Всё ясно, всё понятно.

Но относительно выхода из сообщества я встретил только лишь одну фразу: мол, членство добровольное и каждый может из него выйти. Но как? Не оплачивать взнос? Где же формы для выхода? Там можно было бы узнать причины выхода, возможно, устранить какие-то ошибки или недопонимания.

На мой взгляд, любые отношения должны быть регламентированы и на вход, и на выход. Например, об успехе терапии можно судить по тому, как она завершается. Если клиент в целом благодарен и проходит завершающие встречи до вместе назначенной даты — это хороший результат. А если клиент пропадает — это плохой результат. Это касается и других отношений, в том числе с организациями: такие отношения с государством, как ликвидация фирмы имеет свой регламент; увольнение с работы также регламентировано; брачный союз регламентирован и на вход, и выход.

Было бы здорово иметь возможность порядочного, регламентированного и добровольного выхода и из профессиональных сообществ. Кроме того, выйти из сообщества самому и быть выгнанным за неуплату — это разные ощущения.

На мой взгляд, один из самых важных вопросов, который возникает у каждого специалиста, входящего в профессию, занимаемся ли мы чем-то действительно серьезным, или наша деятельность – это что-то наподобие хобби.

Когда мы уже работаем с клиентами, мы начинаем осознавать, что неподходящая интерпретация может привести к ретравматизации клиента, а в некоторых случаях даже к психозу. Это наводит на мысль о том, что мы осуществляем мощное воздействие на психику, а соответственно должны очень ответственно подходить к своей работе.

Кто бы из вас решил пойти на операцию к хирургу, который 5 дней печет булочки, а по субботам оперирует? Доверили бы вы своё здоровье человеку, который практикуется всего 4 раза в месяц? Я бы лучше покупал у него булочки. Также и с нашей специальностью. Пациенты доверяют нам свою психику и бессознательное, и наша задача быть специалистами в этой области, а не воспринимать эту работу, как отдых от основной деятельности. Иногда эта беспечность приводит к серьезным последствиям.

Как уже понятно, свою идентификацию в профессиональных сообществах я пока не нашел, хоть и состою в нескольких. Сейчас у меня есть идентификация с некоторыми отдельными личностями, вернее с какими-то их частями, и с психологическим центром, который строится как раз вокруг моей сверх ценной идеи. Где можно получить и психологическую помощь, и найти группу для коллег, и получить новые знания.

В конце доклада я хотел дать 5 вредных советов, как развивать сообщество, но не прошел семейную цензуру. Поэтому, решил написать одну полезную мысль.

Прекратите усложнять, от этого получается много ошибок. Простота — это залог успеха практически в каждой сфере жизни: любые технические задачи, написание книг, работа психоаналитика, создание структуры профессионального сообщества и т.д. Конечно, важно не путать простоту и примитивность. Сделать просто очень сложно. Простота — это верх профессионализма, это когда ты изучил уже всё. Но тем не менее, стоит двигаться именно к ней.

Джон Маэда, в своей книге «Законы простоты. Дизайн. Технологии. Бизнес. Жизнь» сказал: «Самый легкий способ достичь простоты — разумно сократить то, что уже есть. Если сомневаетесь, убирайте».

Доминик Вонг сказал (правда про UX дизайн, но это не важно): «Не стоит включать в дизайн то, что будет отвлекать пользователя или требовать больше усилий для получения того, что ему нужно».

Дональд Норман сказал: «Увеличение количества элементов управления может как упростить эксплуатацию, так и усложнить ее».

Я желаю профессиональным сообществам стать максимально простыми, насколько это возможно. Тем самым сделать путь в сообщество не тернистым, а приятным и желанным.

Вверх